Новости
    События, анонсы
    Обновления
 Биография
    Детство и юность
    Театральное училище
    Семья
    Ленком
    Малая Бронная
    Театр на Таганке
    О профессии и о себе
 Творчество
    Театр
    Кино и ТВ
    Радиопостановки
    Книги
 Фотогалерея
    В театре и кино
    В жизни
 Персоны
    Анатолий Эфрос
 Пресса
    Рецензии
    Книги о творчестве Ольги Яковлевой
 Общение
    Написать письмо
 О сайте
    Об Ольге Яковлевой
    Разработчики сайта


 Читайте книгу Ольги Яковлевой     

«Если бы знать...»



Пресса => Рецензии
    «104 страницы про любовь», «Мой бедный Марат» (Ленком), 1965
    авторы: Загоруйко В. -



«Театр без занавеса».

О ДВУХ СПЕКТАКЛЯХ ТЕАТРА
ИМЕНИ ЛЕНИНСКОГО КОМСОМОЛА

Не тратя времени на «увертюры», на многообещающие неожиданности за закрытым занавесом, театр, возглавляемый Анатолием Эфросом, быстро, по-деловому начинает разговор со зрителем о самом главном.
Показательно, что авторы, которых избрал театр (А. Арбузов, Э. Радзинский), обошлись без экспозиций и сразу же вывели на сцену своих героев, сразу завязали «схватку».
На чистую душу Наташи наступает «кумир» Евдокимов в пьесе «104 страницы про любовь». В поэтический трепет Марата контрастно трагическим событием врывается земное, реальное счастье, под названием Лика («Мой бедный Марат»).
Обыкновеннейшая из стюардесс ходит по земле и раздает людям ташкентские яблочки (О. Яковлева). Сделать человеку приятное— послать открытку под Новый год, угостить яблоком, подставить уставшему попутчику плечо или поцеловать в трудную минуту — как много гуманизма в этой простейшей сверхзадаче! Результат этой элементарной чуткости — героическое спасение обыкновенной Наташей нескольких десятков жизней пассажиров из горящего самолета.
Трепетный, ищущий Марат тоже лишен внешних, эффективных порывов, пространных монологов. Избран заманчивый, но трудный путь открытий, дерзаний и риска, он логично и элементарно пронес сквозь годы свою звонкую бескомпромиссность (А. Збруев).
Как не уговорить, не сломить человеческую душу Наташи, так не удовлетворить обескураженную мещанством незаурядность Марата.
Московский театр имени Ленинского комсомола восстал против посредственности, против до пошло одинаковой обывательщины, против мещанского благодушия. Идеал театра — личность. Борьба за нее, открытие личности в своих героях, — это творческое счастье таких искателей, как А. Эфрос, В. Соловьев, А. Дмитриева, О. Яковлева, А. Ширвиндт, Н. Гошева, Л. Круглый, В. Корецкий, А. Збруев, М. Струнова и многие другие.
Что толку в гениальности, если она утратила живой интерес к человеку, если она устала удивляться открытиям необыкновенного в самых элементарных, жизненных человеческих общениях! Сотню раз влюблялся Электрон Евдокимов, но только на 104 странице своих похождений понял трагический исход верхоглядства; бездушного эгоизма, циничной самоуверенности (В. Корецкий).
Такие безжалостные, категорические суждения об Электроне EВдокимове возникают потому, что театру удалось удивительно просто, органично достичь «обыкновенности», «узнаваемости». Здесь поначалу все как в жизни — интонации, оценки, жесты. Но это не значит, что театр в этот момент спокоен. Все — неспроста.
Обыкновенное, жизненное «пробрасывание» текста Острецовой — М. Струновой, Владиком — Д. Дорлиаком — это не актерская небрежность, не издержки молодости актеров. В этом смысл — возникает атмосфера и даже образ равнодушия и усталости. И хоть без конца острит умница Острецова, мы начинаем вслед за Евдокимовым—В. Корецким тосковать за «ординарной» Наташей. Обратите внимание на обаятельно тоскующего балалаечника—В. Ларионова и почти «несущественный» эпизод в парикмахерской (Э. Луценко). Век физики, расщепленного атома, космонавтики и вдруг... балалайка — как смысл жизни, как кормилица! Трепетные страстные поиски «кумира» у Наташи и вдруг беспардонное, безинтонационное, усталое: «Все мы невесты!». И брошено оно небрежно, как небрежно, сорванный с «живой» головы искусственный рогалик.
Духовное благодушне, равнодушие к рядом с тобой идущей жизни, невнимательное, поверхностное общение с людьми вырастают в финале спектакля в символ злости, отчужденности, холода, против чего направлено гражданское острие режиссуры А. Эфроса.
Как это делается?
Радостные, зовущие огоньки, словно переполненный стадион-гнездышко. У входа только и слышно: «Билетика нет?.. Лишнего...». Все это аккомпанемент, фон. И словно в Бетховенской сонате, вдруг контрастом ворвалась сама трагедия — это вкопанная в землю Мышка (Н. Гошева) стоит себе, заглушённая, незаметная. «Вы Евдокимов?» — как-то неестественно вскрикнула и... пошла!.. Ни ломаний рук, ни слез. Есть одно — трагическая опустошенность.
И вот отношение театра к благодушной человеческой невнимательности и верхоглядству — это бесстрастное, бесконечное, назойливое: «Билетика нет?.. Лишнего...»! Хочется вскрикнуть: «Да замолчите! Перестаньте футболить душу!». Если такое желание вскрикнуть возникает, значит, театр достигает цели, значит, зрительный зал вовлечен в размышления и нет среди нас равнодушных.
…Невмоготу Наташе в ответ на беспредельное богатство чувств и верности Евдокимову слышать подозрения в беспринципности и ухмылки над «обыкновенностьк».
Оба героя в двух разных спектаклях — люди беспокойные, мятущиеся, по не «обездороженные». У обоих ясные цели впереди. Один строит мосты и не находит предела в своей любимой профессии, вторая избрала труднейшую из жизненных позиций — быть нужной другим. «Людям приятно, когда о них помнят» — о коллективе, о дружбе, об элементарном внимании к людям говорит Наташа. И страдает от того, что этого в жизни мало, недостает.
Любителей «тишайшей жизни» пытается встряхнуть А. Эфрос. И вслед за его героями хочется сказать, что на голубой планете Земля летать нелегко... Трясет... После таких спектаклей многим не по себе. Но театр не размагничивает. Он мобилизует и зовет.
Это видно из удивительной, жизнерадостной заразительности О. Яковлевой, А. Дмитриевой, А. Ширвиндта, А. Збруева, Л. Круглого, М. Струновой. Это видно из темперамента режиссуры А.Эфроса, вынесшего свои спектакли на авансцену и построившего множество мизансцен анфас зрителю, романтизировавшего быт героев. В иной рецензии всему находится место и, конечно, детальному анализу работы актеров. Мне в данном случае дорого творческое лицо театра в целом, гражданская тема режиссера, актеров.
Спектакли А. Эфроса говорят о театре четкой партийности, антимещанской позиции. «Рисковать вместе с поэтом!.. Поэзия вся, — езда в незнаемое...» — путь первооткрывателей новой личности, непохожей на остальных. Пристальный взгляд в окружающую жизнь, в обыкновенный быт, точная вера в будущее и — открытия... открытия!..

В. ЗАГОРУЙКО, режиссер театра им. Т. Г. Шевченко.



 
 

 При копировании ссылка на сайт обязательна!
Rambler's Top100

Разработка: AlexPetrov.ru

Хостинг 
от Зенон Хостинг от ZENON
Copyright © 2009-2017 Olga-Yakovleva.ru